avatarakali (avatarakali) wrote,
avatarakali
avatarakali

Categories:

О книгах: "Подарок моря" Энн-Морроу Линдберг , + о книгах современного автора Вэлори Бертон

В этом году, пока мы переписывались с издательством МИФ, я упомянула о книге "Подарок моря" автора Энн-Морроу Линдберг: когда-то я упоминала у себя цитаты из этой книги.
Книгу, видимо, перевели, я даже не знала об этом. И на сайте издательства можно скачать отрывок из этой книги


Gift



Книгу опять, как и в случае с названием книги Скотта Джурека, перевели в повинительном тоне
"Подарок моря
Как вернуться к себе и жить просто"


Не было у женщины, написавшей эту книгу, никаких указаний и рецептов.

Тем временем я перевела предисловие и вторую главу. Я не вычитывала ошибки, но раз уж так получилось, что перевод был сделан: делюсь =)

Предисловие можно почитать, если кликнуть на обложку книжки на сайте
Часть 1 - можно получить по почте, это очень короткая глава



Я держала в руке пустую ракушку. Когда-то в ней жил рапан, улиткообразный моллюск, а затем, какое-то время, после смерти первого хозяина домика, там жил краб, и он убежал, оставив за собой только след на песке, напоминающий точеный рисунок. Убежал и оставил раковину. А ведь когда-то она была для него защитой от внешнего мира. Я повертела ракушку в руках, посмотрела внутрь через распахнутую дверь. Ему тут стало тесно? Почему он убежал? Может, он надеялся найти домик получше, или в место получше? Я поняла, что я сама – такой же беглец. Что я оставила стены раковины моей жизни на эти две недели отдыха.

Его ракушка – она была совсем простая. Открытая, прекрасная. Маленькая, она умещалась на кончике пальца. Ее форма была идеальной, до самых мельчайших изгибов. От центра на кончике структуры в форме груши, тонкая спираль вилась к основанию. Золотистый цвет оттенялся белым, ракушка была основательно промыта соленой морской водой. Каждый поворот, каждый узелок или пересечение вен ее стен просматривался четко и ясно, как будто она была совсем новая. Я с удовольствием еще раз рассмотрела свод над винтовой лестницей, по которой когда-то спускался жилец ракушки.
Я подумала, что моя-то ракушка совсем не такая. У меня был такой беспорядок. Моя ракушка заросла мхом, в ней развелись крабы, она практически потеряла форму. Когда-то, конечно, эта форма присутствовала. И я-то помню эту форму. Но в каком состоянии сейчас была моя жизнь?

Моя жизнь сейчас определяется семьей. У меня есть муж, пятеро детей и домик в пригороде Нью-Йорка. У меня есть хобби, я пишу, и это то, чему я посвящаю свое время. Конечно же, у меня в жизни есть еще и много всего, например, то, каким было мое детство, мой разум, мое образование, сознание и его работа, душа и сердце, и их позывы. Я делюсь своей жизнью с детьми и мужем, с друзьями и знакомыми, я выполняю свои обязанности по отношению к мужчине и играю свою роль в этом мире, как женщина, как писатель, как гражданин мира

Но больше всего, на самом деле, мне хотелось бы перестать желать – и быть в мире с самой собой. Я хочу устремленности взора, чистоты намерений, центра моей вселенной – всего этого для того, чтобы выполнять свой долг и действовать наилучшим образом. Я хочу, на самом деле, говоря языком святых, обрести мир, на как можно более долго. И я не имею в виду теологический смысл этого ощущения. Под этим обретением мира я подразумеваю внутреннюю гармонию, в основном духовную, которая станет основанием для внешней гармонии

Я, наверное, ищу того, о чем Сократ просил в своем диалоге с Федром: «дайте мне стать внутренне прекрасным! А то, что у меня есть извне, пусть будет дружественно тому, что у меня внутри.» Мне хотелось бы прийти к состоянию внутреннего духовного равновесия так, чтобы уметь продолжать выполнять свое призвание перед Богом.
Это, возможно, не самое четкое определение, но, мне кажется, большинство людей сами понимают, когда в жизни у них наступает период гармонии, благодати, а когда ее совсем нет, даже если они по-разному называют это состояние. В первом случае, в случае счастливого существования, все под руками спорится, дела выполняются легко, как будто на гребне волны. Во втором, противоположном, все становится так сложно, что даже такое простое занятие, как зашнуровать ботинки, требует титанических усилий. И при этом верно то, что всю свою жизнь мы учимся шнуровать ботинки, вне зависимости от того, выполняется ли это на гребне волны или нет. Но есть же и другие способы существования. И этим способам можно научится.

По своему опыту, на примерах других людей, по жизнеописаниям множества людей, прошедших по этому пути до меня, я могу сказать, что есть места, или образы жизни, или определенные правила жизни, при следовании которым можно достичь большей гармонии внутреннего и внешнего мира. Даже так: есть дороги, ведущие к этой гармонии. И одна из них – это простота.

Жить просто, нести с собой свою простую ракушку, с легкостью, как этот краб. Но у меня это не получается. Я вижу, что образ моей жизни – отнюдь не способствует восприятию простоты. У меня муж и пятеро детей, которым тоже нужно как-то жить. Жизнь, которую я сама выбрала – это целый ряд сложностей. В этой жизни есть дом в пригороде, и – либо целый список работ по дому, или помощь по дому, которой или совсем нет или ее совсем мало. В этой жизни есть еда и крыша над головок, готовка, планирование, маркетинг, счета и сведение концов с концами тысячами разных способов. В этой жизни есть походы в магазин за мясом, хлебом, за свечами, и так далее – все, что нужно для поддержания дома в состоянии «простоты» современного мира (элекртичество, водопровод, холодильник, газовая плита, лампа, посудомоечная машина, радио, машина – и множество других инструментов, экономящих время и силы), которые тоже нужно поддерживать в работоспособном состоянии. В моей жизни есть здорове; то есть медицина, терапевты и зубные врачи, расписание посещения врачей, рыбий жир, витамины, походы в аптеку. А также образование, духовное, практическое, физическое, школы, школьные сборы, поездки с детьми до школы и обратно, дополнительные поездки с детьми на кружки типа баскетбола или занятия музыкального оркестра, дополнительные занятия, детские лагеря, вещи для детского лагеря и вся связаная с этим логистика. Плюс одежда, походы по магазинам, стирка, уборка дома, шитье, оверлок, пришивание пуговиц или поиск того, кто все это может сделать. В моей жизни есть и друзья, я сама, и постоянная координация встреч с друзьями. Письма, приглашения, телефонные разговоры и поездки туда-сюда.

В современной Америке жизнь крутится вокруг постоянного общения и контакта с окружающими. И все это – не только ради семьи, но и ради общества, страны, международного сотрудничества и гражданского долга, все регулируется при помощи давления культуры, средств массовой информации, через журналы, газеты, радио, политические события, благотворительные сборы и так далее. Это все меня с ума сводит. Какое же представление мы, женщины, устраиваем ежедневно. Все канатаходцы мира от зависти бы умерли. Посмотрите! Мы бегаем по тонкому канату будней, с кипой книг на голове. Коляски, бутылочки, кухонные стулья – все под контролем. Ровно! Это совсем не та простота жизни – это мультизадачность, то о чем мудрецы нас предупреждали. И эта мультизадачность не приводит к целостности, но становится причиной дефрагментации. Она не приносит мира; она губительна для души. И это не только про меня и мою жизнь верно – это верно по отношению к жизням миллионов женщин в Америке. И я специально говорю про Америку потому, что именно сейчас в Америке у женщин появилась возможность выбора такой жизни. В большинстве стран мира женщинам приходится гораздо сложнее из-за отката общества назад в развитии после войны, из-за нищеты, из-за распада государтсв, для них главное пока – просто выживание, в рамках сегодняшнего дня, в данной точке Земного Шара, в кругу семьи, со всеми проблемами быта. Но у американских женщин все-таки больше возможности выбора более независимой жизни. Сколько продлится это исключительное и особенное состояние – мы не знаем. Но у женщин Америки все-таки есть теперь смысл жизни, не обуславливаемый обыкновенными экономическими, культурными или гендерными рамками.

Однако, не только у американских женщин жизнь многослойна и сложна, но и у американских мужчин тоже. Или даже дело не в Америке как таковой, а это весь современный мир такой, а США при этом получается неким идеалом или как минимум значительной частью суши. Да и в целом, эта проблема не только к современной цивилизации относится, просто сейчас она более актуальна. Человечество давно с этой проблемой борется. Плотин писал о ней еще в третьем веке н.э. Однако, это проблема в первую очередь касается именно женщин. Так как в жизни у женщин множество отвлекающих факторов всегда было, и, скорее всего, всегда будет.

Сама суть женского существа – это и интересы, и действия, расходящиеся лучами, как спицы от центра колеса . И наши жизни обычно цикличны. Мы крутимся, как стрелка компаса, между пунктами – муж, дети, друзья, дом, общество, пытаемся везде успеть, все охватить, мы чувствительны к любому дуновению ветра, как сеть паутины, мы стараемся отреагировать на любой зов извне. Нас тянет во все стороны, и как при этом можно найти баланс и гармонию? Как же нам, поэтому, нужно, и как же сложно при этом получить то самое спокойствие, о котором пишут в возвышенных советах о жизни. И как же все-таки хочется достичь этого недостижимого состояния вдумчивой, творческой личности или даже святого, нащупать свой внутренний стержень, открыть третий глаз.

С этой мыслью, мучительной и забавной одновременно, я поняла, почему замужние женщины редко становились святыми. Я уверена, что это совершенное не по причине, как я раньше считала, отсутствия воздержания и деторождения. Все эти беременности, роды, кормления и воспитание детей, домашние заботы с их множеством мелочей, все сложности семейных отношений с их бесконечными требованиями – все эти обычные женские дела противоречат идее образа жизни творческой личности или вдумчивости или святости. Вопрос даже не в противопоставлениях типа «Женщина и карьера», «Женщина и домохозяйство», «Женщины и независимость». Вопрос , в основном, стоит так: «Как сохранять целостность, при постоянной необходимости внимания к различным аспектам жизни? Как сохранять гармонию, не смотря на то, в какую сторону направлены центробежные силы нашей вселенной? Как сохранять мужество и силу духа, не смотря на все потрясения, которые на эту вселенную действуют извне и даже прорываются к центру?»
Как ответить на этот вопрос? Простого ответа тут нет, нет и достаточно полного, убедительного ответа. Я могу только гадать, на ракушках из моря. И простота красивой ракушки рака отшельника подсказывает мне, что ответ, или, возможно, первый шаг к ответу – это простота жизни, устранение из жизни некоторых пунктов, неоправданно требующих внимания.

Но как это сделать?

Невозможно же постоянно быть в отпуске. Я не могу отказаться от своих обязанностей. Я не могу переселиться на необитаемый остров. Я не могу вести образ жизни монахини и при этом быть в семье. Да и не хочу. И для меня, конечно же, решение состоит в то, чтобы и не уходить из мира полностью, и не растворяться в нем. Мне нужно найти точку опоры извне, или даже соблюдать ритм движения между этими двумя крайностями, стать маятником, раскачивающимся между уединением и обществом, между уходом в себя и возвращением в общество людей. В те моменты, когда мне удается уединиться, я , возможно, могу научиться чему-то, что потом смогу использовать для жизни в обществе. По крайней мере в эти две недели я могу учиться упрощать внешние стороны жизни, или хотя бы начать это делать. Следуя этой логике, я попробую понять, куда приведет этот путь. Здесь, на морском пляже, я попробую это сделать.

Первое, что бросается в глаза в жизни на морском побережье – это простота: то, как мало нужно, на самом деле, для жизни, совсем немного. Все начинается с отброса ненужных вещей, и непостижимым образом отображается в других сферах жизни. Все начинается с одежды. Конечно, когда солнце и тепло, одежды много не нужно. Но даже при этом вдруг понимаешь, что нужно даже еще меньше. Не нужно никакого шкафа одежды, достаточно маленького чемоданчика.

Потом – жилье. Здесь совсем е нужны дома, построеные с глухими стенами, для суровых северных зим. Я тут живу в домике – ракушке. Здесь нет отопления, телефона, удобства на улице, нет горячей воды, плита с двумя конфорками, и больше никаких бытовых устройств, которые могли бы сломаться. Никаких ковров. Точнее, было несколько ковриков, но я их быстро убрала – так было проще подметать нанесенный морской песок с пола. Но при этом я заметила, что я не особо и стараюсь поддерживать порядок тут. Я не замечаю пыли. Я отбросила свою пуританскую привычку поддерживать все в идеальном порядке и чистоте. Может, это тоже своеобразный материальный груз на моих плечах? Штор тоже нет. Мне они не нужны: вместо штор вокруг дома – сосны. Мне хочется постоянно держать окна открытыми настежь, и мне все равно, что может пойти дождь. Я перестала нервничать по поводу многих вещей. Легкие одеяла, которые легко стираются, выцветшие и старые – я их почти не замечаю. Мне не нужно думать о том, как я выгляжу со стороны. Я избавляюсь от тщеславия. Мебели совсем мало – а мне много и не нужно. В этот домик я могу пригласить только тех, с кем я могу быть полностью откровенной. Я избавляюсь от двусмысленности в человеческих отношениях. Как же здесь можно здорово отдохнуть! Я уже давно поняла, что самое утомительное в этой жизни – это неискренность. Именно поэтому часто общественная жизнь настолько утомительна – когда мы одеваем маски. Здесь я не ношу маску.

Здесь я совершенно счастливо могу жить без всех тех вещей, которые необходимы для жизни на севере. Пока я записывала это предложение, я помню, как с удивлением обнаружила, размышляя о нищете, похожее высказывание друга из Франции, который был в немецком концлагере три года:

- Конечно, - рассказывал он, специально взвешивая каждое слово, - они голодали, их инода пытали, они были в заключении. Однако, жизнь в тюрьме научила его тому, как мало на самом деле нужно для жизни, и насколько это духовно освобождает, и дарит своеобразный покой. Я вспомнила также, что в современной Америке у людей есть больше, чем где-либо еще в мире, возможностей выбора между простотой и сложностью в жизни. И что в большинстве случаев мы, имея возможность выбора простоты, выбираем сложность. Войны, тюрьмы, катастрофы – заставляют людей выбирать простоту. Монахи и монахини выбирают ее осознанно. Но когда мы случайно находим эту простоту сами, пусть даже на несколько дней, мы понимаем, насколько спокойнее жить просто.

Можно, конечно, задаться вопросом: а не слишком ли это грубое сравнение? У людей есть вещи, которые не только обеспечивают степень безопасности, комфорта или социального значения, но и просто для красоты. Мой домик-ракушка – разве его строение не грубо в своей простоте? Да нет, этот домик очень мил. Да, в нем ничего нет, но его пустота наполняется ветром, солнцем и запахом сосновых иголок. Карнизы на крыше поросли мхом. Я смотрю на него совсем по-новому: он смягчает резкость линий крыши как седина смягчает морщины на пожилом лице. Я больше не выдергиваю седые волосы и не сметаю с крыши мох. Стены, кстати, поначалу действительно выглядели неприветливо.

Мне было тесно и неуютно смотреть на эти пустые стены. Мне хотелось проделать в них дыры хотя бы для того, чтобы получить проем или повесить картины. Так что я притащила с пляжа серые ветки, высушеные и промытые морем, отполированые песком и ветром. Я собрала нити ползущих растений с широкими листьями с красной каемкой. Подобрала белеющие скелеты ракушек рапанов – их замысловатые пустые извилистые формы напоминали абстрактные скульптуры. И только когда я развесила это все п стенам и разложила по углам домика, я успокоилась. А еще у меня тут был свой перископ. Окошко с прекрасным видом с из моей рубки.

Я обрела спокойсвие. Я сидела на своем рабочем месте, за простым кухонным столом с блокнотом, чернилами, угол блокнота придавлен ракушкой плоского морского ежа, вместо стакана для карандашей – пустая ракушка, вместо стерки – отломаный кончик розовой ракушки рапана, и еще несколько ракушек просто для творческого вдохновения
Я люблю этот домик-ракушку. Хотелось бы жить здесь вечно. Переехать бы сюда. Но это невозможно. Сюда просто не поместятся муж, пятеро детей и все вещи, необходимые для повседневной жизни. Все, что я могу – это вернуться домой и привезти с собой ракушку рапана. Я поставлю ее на свой рабочий стол в Коннектикуте, чтобы она напоминала мне эту идеальную простую жизнь и помогала возвращаться к этой игре, в которую я играла на пляже. Игре, состоящей в том, чтобы задаваться вопросом:

- А что мне нужно для жизни по минимуму, а не «сколько мне нужно для жизни вещей» , - всегда, когда мне хочется что-то приобрести, или вдруг нужно что-то сделать под давлением одной из тех самых центробежных сил.

Конечно, упрощение внешней стороны жизни – недостаточно. Это всего лишь внешнее. Но я начну с внешнего. Я рассматриваю ракушку снаружи, рассматриваю свою жизнь, то, как ракушка моей жизни выглядит извне. Ответы на мои вопросы находятся не снаружи, не в стиле жизни . Стиль жизни – это всего лишь метод, путь к гармонии. Но сами ответы, я уверена, находятся внутри. Хотя внешняя сторона может подсказать, как добраться до этих ответов, может помочь найти ответы внутри. Подобно раку-отшельнику, мы всегда можем поменять свою ракушку.

Я откладываю тебя в сторону, ракушка-рожок, ты помогла мне начать мой путь вверх по внутренней спирали моих мыслей. "


Очень рекомендую эту книгу взять с собой в отпуск, положить на столик дома и постоянно ее перелистывать. Возвращаться к этим размышлениям, к этому ритму слов, схожим с римом морских волн и океанского прилива, чтобы найти свой способ возвращения в состояние гармонии.

--------------

Я хотела перевести эту книгу сама, но, раз уж она переведена - замечательно, буду искать что-то еще =)

Следующее, что мне хотелось бы перевести - это книга автора Вэлори Бертон Get Unstuck, Be Unstoppable



vb
Недавно мне повезло: я слушала выступление автора на женской конференции в Атланте, и после конференции мне удалось немного пообщаться с этой прекрасной женщиной, полной жизненной энергии и того самого лучистого счастья!



Вэлори завела полный зал женщин, были и смех, и слезы: помогло ее умение поделиться историей своей жизни так, что слушатели могут найти что-то свое в ее истории. Я не читала ее книг пока, но, думаю, это будет следующий шаг. Конечно, в мире много разных книг серии self-help, но раз уж мне попались ее книги - почему бы нет.


valorie
И как раз на днях вышло русское издание ее книги "Успешные женщины думают иначе" - " Successful Women Think Differently"
Tags: books
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments